Йохен Пайпер
первый сайт на русском языке

Военные преступления Войск СС: инцидент в Мальмеди

Самым известным случаем расстрела союзных военнопленных эсэсовцами, конечно же, является инцидент в Мальмеди 17 декабря 1944 года. Об этом случае упоминается во всех книгах об СС и в очень многих общих работах посвященных истории Второй Мировой Войны.

Это произошло во время наступления в Арденнах. Известно, что об этом случае было сделано так много противоречивых свидетельств, что сегодня чрезвычайно сложно установить, что же на самом деле произошло в Мальмеди, а точнее – на перекрестке Бонье 17 декабря. В 13:00 авангард боевой группы «Пайпер», состоявший из трех гусеничных бронетранспортеров и трех танков, двигавшийся на север от Тиримона, вышел на шоссе у Бонье и атаковал американскую автомобильную колонну (около трех десятков машин). Эта колонна принадлежала батарее «Б» 285-го разведывательного батальона полевой артиллерии 7-й американской бронетанковой дивизии. Когда немецкие танки открыли огонь, американцы пришли в полное замешательство, экипажи в панике покидали свои машины, хотя подбиты были только некоторые из них. Часть личного состава сразу же бросила оружие и с поднятыми руками побежала к перекрестку. Только немногие пытались оказать сопротивление. Немцы обыскали сдавшихся американцев, а затем собрали их на поляне, рядом с придорожным трактиром. Всего захвачено было около 125 человек. Пайпер оставил с пленными небольшую охрану, а сам пошел со своим отрядом дальше, в Линьевилль, где намеревался захватить американский штаб. По данным известного историка Гордона Уильямсона в качестве охраны осталось два танка Pz-IV. Так или нет – установить трудно. Сам же инцидент произошел около 14:00, когда мимо пленных следовала основная колонна группы Пайпера. Согласно данным Уильямсона, член экипажа танка № 731, фольксдойче из Румынии Георг Флепс, дважды выстрелил из своего пистолета в толпу пленных, в результате чего два человека упали. Когда остальные пленные начали разбегаться, огонь открыли и другие немцы, почти все пленные погибли. Когда стрельба прекратилась, вновь раздались единичные выстрелы – некоторые гренадеры, проходя среди лежащих тел, добивали тех, кто еще подавал признаки жизни. Историк Хэнсон Болдуин сообщает, что этими немцами были унтер-офицеры из саперного батальона 1-й танковой дивизии СС. Несмотря на это, довольно большое количество американских солдат уцелело, притворившись мертвыми; договорившись о времени побега, они внезапно вскочили на ноги и скрылись в лесу. Немецкие источники утверждают, что было убито около 20 пленных, бельгийские свидетели говорят о 35 погибших, а американцы – о 120.

Польский историк Шон Датнер сообщает, что сначала пленных обстрелял авангард Пайпера, после первого обстрела пленных танки отошли, однако вскоре появилась другая колонна немецких танков (очевидно – основная часть группы), которая снова обстреляла лежащих пленных(?). Таким образом, по Датнеру получается, что пленных американцев обстреливали минимум два раза. Правда, другие источники не поддерживают эту точку зрения. А по данным Болдуина, выстрелы вообще произвел немецкий солдат из проезжающего командирского(!) автомобиля, а не из танка. Все эти, вроде бы и не большие, противоречия свидетельствуют только об одном – что в действительности произошло на перекрестке Бонье 17 декабря 1944 года, установить вряд ли когда-либо удастся.

Расследование этого инцидента, начавшееся сразу же «по горячим следам», продолжилось после войны. Кульминацией американского «следствия» стал послевоенный трибунал в Дахау, где судили Зеппа Дитриха и подчиненных ему офицеров из 6-й танковой армии и 1-го танкового корпуса СС. По нашему мнению, версия, появившаяся в результате расследования, проведенного на трибунале в Дахау, и утверждающая, что убийство американских военнопленных была тщательно спланированной акцией абсолютно не убедительна. Американцы из всех сил стремились доказать, что расправа не была случайной, а явилась результатом конкретной установки немецкого командования не брать пленных. Конкретный приказ якобы исходил от Зеппа Дитриха, который руководствовался указаниями Гитлера, отданными на совещании в Бад Наугайме 12 декабря 1944 года (отметим, что современный объективный американский военный историк Сэмюэл Митчем, со стопроцентной уверенностью утверждает, что Дитрих ничего не знал о расстреле военнопленных у Мальмеди).

Как и ожидалось, большое число фактов, на трибунале рассматривавшихся как истинные, впоследствии оказались ложью. Нарушения, допущенные следователями, позднее обвинявшимися в использовании практически всех средств для выбивания нужных им показаний – от признаний, подписанных немцами под давлением, до фабрикации доказательств позволяют усомниться в доказательствах, которыми оперировала американская следственная группа.

Вторая версия пытается объяснить бойню трагической ошибкой, случившейся в момент прибытия основной части колонны боевой группы Пайпера: гренадеры открыли огонь по стоящим на поле людям, приняв их за готовых к бою солдат противника. Эту версию поддерживает и знаменитый Отто Скорцени, утверждающий, что некоторые американские военнопленные снова взяли в руки оружие, как только авангард ушел вперед. Солдаты основной колонны Пайпера, увидев это, открыли огонь на поражение. Скорцени свидетельствует, что видел одну из фотографий сделанных на месте преступления, на ней изображен убитый американский военнопленный, сжимающий в руках винтовку. К сожалению, расстояние, на котором велся огонь, и показания выживших, которые утверждали, что огонь велся со стоящих машин, а не со вступающих в бой танков, опровергают эту теорию.

По утверждению историка Паллю, автора одного из самых объективных исследований о боевой группе «Пайпер», инцидент у Мальмеди был самым настоящим боевым несчастным случаем, огонь, очевидно, начался тогда, когда кто-то из пленных попытался бежать. По этой, либо по иной причине, прозвучал первый выстрел, когда же на немецкой – и на американской стороне началась паника, гренадеры открыли огонь из пулеметов. Закончилось же это уже умышленным нарушением «законов и обычаев войны», военным преступлением – некоторые гренадеры потеряли контроль над собой и ходили среди тел, добивая подающих признаки жизни американцев. Известно, что солдаты этой же части совершили еще одно военное преступление, убив в Линьевилле восемь американских военнопленных, а также в районе Ставелота, где было убито несколько десятков мирных жителей. С другой стороны те же гренадеры, не применяя излишнего насилия, пленили сотни американцев под Хонсфельдом, Шенье и Стумоном и были обычно вполне корректны по отношению к мирному населению.

Тот же Паллю утверждает, что убийство сдавшихся в плен военнопленных было обычным явлением во всех воюющих армиях Второй Мировой Войны. Имели место несколько случаев убийства пленных немецких военнослужащих и в ходе Арденнской битвы, совершенных американцами из мести, особенно после того, как американское командование решило широко осветить инцидент в Бонье, использовав его для поддержания решимости американских солдат в критический момент. Удивительно, что, хотя во время подготовки судилища в Дахау следователи не смогли найти в немецких архивах приказы об уничтожении пленных, подобные приказы отдавались в американских частях, ставших жертвами своей собственной пропаганды. Это выразилось в нескольких приказах, например, в изданном штабом 328-го пехотного полка американской 26-й пехотной дивизии, где предписывалось не брать в плен солдат войск СС и парашютистов, а расстреливать их на месте. Хорошо известно, что месть в Женевской конвенции не является оправданием и, следовательно, американцы тоже виновны в зверствах. Таким образом, в Шенье был убит 21 немец, в том числе несколько раненых, которые сдались в плен с флагом Красного креста на пороге дома, из которого выходили с поднятыми руками. Правда, американцы, в конечном счете, оказались победителями, а их, как известно из старинной мудрости – не судят.

О трибунале в Дахау нужно сказать особо. Почти наверняка предполагалось, что это будет показательный процесс, в назидание потомкам. Для его проведения вместе были собраны многие из оставшихся в живых солдат «Лейбштандарта» побывавшие в Арденнах, члены штаба 1-го танкового корпуса СС и 6-й танковой армии. В специальном лагере собрали около тысячи человек из боевой группы Пайпера. Условия были ужасны, немцы сильно голодали. Частыми были издевательства со стороны американской охраны. Понятно, что это делалось, чтобы сломить сопротивление пленных и добыть у них конкретные свидетельства об убийстве и выявить виновных. Для процесса были отобраны 73 немецких военнослужащих.

Жестокими методами американским следователям удалось сломить многих эсэсовцев, среди них – бывшего адъютанта Пайпера Ханса Груле, Йозефа Дифенталя и самого Пайпера. О том как «ломали» Пайпера, подробно рассказал историк Чарльз Мессенджер, в своем исследовании военной карьеры Зеппа Дитриха. В результате, измученные солдаты подтвердили наличие приказа о расстреле военнопленных.

Позднее люди Пайпера подтвердили, что подверглись пыткам. Инсценировки повешения, побои, инсценированный суд и угрозы расправиться с семьями – все имело место. Заявления о пытках в дальнейшем послужили главной основой спора по поводу законности суда.

На судебном процессе рассматривался не только инцидент при Бонье 17 декабря 1944 года, но и случаи «открытые» американскими следователями в ходе расследования. Всего подсудимых обвиняли в расстреле 464 военнопленных и около 110 гражданских лиц. Правда, все пошло не так, как хотелось американским судьям. Грубые методы выколачивания признаний впоследствии не оправдались. После начала процесса обвиняемые начали забирать свои заявления и признания, сделанные под давлением. Зепп Дитрих, Фриц Кремер изменили свои показания. Кроме того, наличие приказа по армии об уничтожении военнопленных «в случае определенных обстоятельств» так и не было подтверждено. Никто также не поинтересовался тем, что, если Дитрих отдал подобный приказ по армии, то почему этим воспользовалась только одна боевая группа. Танковых дивизий СС в 6-й танковой армии было четыре, следовательно, можно было бы и от остальных ожидать таких же инцидентов, а их – не было.

В действительности, в приказе по 6-й танковой армии значилось: «Должны предвидеться действия со стороны вооруженных гражданских лиц. Они в основном принадлежат к так называемому движению сопротивления. Возможно, будут заминированы дороги, а под железнодорожные пути и мосты заложены подрывные заряды. Штабы, телефонные линии, транспортные колонны должны охраняться. Сопротивление вооруженных гражданских лиц должно быть сломлено».

В качестве свидетелей защиты на процесс были приглашены бывшие офицеры 6-й танковой армии. Их показания убедительно свидетельствовали о надуманности американских обвинений. Так, Рудольф Леманн, Хуберт Майер и несколько других офицеров, подтвердили, что получили от Фрица Кремера приказ, запрещающий дурное обращение с военнопленными. Герман Присс дошел до того, что даже заявил, что и Гитлер, на совещании в Бад Наугайме 12 декабря 1944 года ничего не говорил о военнопленных. Ничего такого не было и в приказе Дитриха. По показаниям Присса, приказ по тыловой деятельности подписанный Кремером, содержал указание о способе отправки пленных в тыл, а не их уничтожения, как стремились доказать американские следователи.

Ключевой фигурой на суде, несомненно, был Йоахим Пайпер. Он также отверг свои первоначальные показания, и повторил, то, что говорили другие – приказ был о сборе военнопленных и о возможном сопротивлении гражданских лиц. Важным свидетелем защиты стал американский подполковник Маккоун, побывавший в плену у Пайпера(!). По его словам Пайпер, образованный, рассудительный и спокойный человек, соблюдал нормы международного права. Например, в Ла-Гляйце не было расстрелов военнопленных (кроме Маккоуна это подтвердил и местный священник), как утверждали обвинители, инкриминировавшие Пайперу убийство 60-70 американских военнопленных именно в Ла-Гляйце. По воспоминаниям жителей Линьевилля, Пайпер вел себя с ними очень дружественно, чего, однако, нельзя было сказать про всех его солдат. И это вполне понятно, ведь у каждого военнослужащего свое отношение к местному населению на вражеской территории на войне, зависящее от разных факторов.

Правда, все эти утверждения не удовлетворили судей. Слишком сильным было давление американской общественности на суд, в целях признать всех ответчиков виновными. Поэтому нет ничего удивительного, что за исключением одного (его имя – Курт Бриземайстер, другие подробности не известны), 11 июля все обвиняемые были признаны виновными, а 16 июля – оглашен смертный приговор. Итог был следующим: 43 человека были приговорены к смертной казни через повешенье, а остальные – к разным срокам: от 10 лет до пожизненного тюремного заключения. Пожизненный срок получили 28 человек, среди них – Зепп Дитрих. Однако, стараниями адвокатов обвиняемых, из-за грубых нарушений, имевших место во время процесса, были сформированы две новые следственные комиссии. На поверхность всплыли фабрикация доказательств, пытки и тому подобное. Приговор был пересмотрен. В марте 1948 года сроки заключения были уменьшены, а на следующий год отменены все смертные приговоры. Вскоре многие заключенные были отпущены на свободу. Что касается основных обвиняемых, то Зепп Дитрих был освобожден из заключения только в 1955 году, а Йоахим Пайпер – в 1956.

Пономаренко Роман, кандидат исторических наук

Reibert Rambler's Top100 Поддержи сайт! | 2004-2011 redline