Йохен Пайпер
первый сайт на русском языке

Действия Боевой группы "Пайпер" в операции по спасению 320-ой пехотной дивизии, окруженной и отрезанной к югу от Харькова. Февраль 1943 г.

Вторая зима в России, зима 1942-1943 гг., подходила к концу. Она не была такой тяжелой как прошлогодняя и Германская армия была лучше готова к наступлению холодов чем в 1941 г., но ситуация на фронте изменилась. Летнее наступление Вермахта задохнулось в развалинах Сталинграда и в ноябре 1942 года, задолго до того как были ликвидированы последние очаги сопротивления, началось зимнее наступление Красной Армии направленное на запад с целью захвата Харькова. Основной удар Советских войск пришелся на дивизии союзников, развернутые для помощи Группе Армий Юг, и эти подразделения были разбиты, образовав 100 километровый разрыв в линии фронта. Наступление Красной Армии, начавшееся в ноябре 1942 г., продолжалось в феврале 1943 г., и, хотя натиск Советских войск к февралю начал ослабевать, они все же продвигались на запад, несмотря на упорное сопротивление немецких частей, стоявших как утесы среди потока войск Красной Армии.

В этой нестабильной ситуации не могло быль и речи об устойчивой линии фронта и, соответственно, не было гарантированного безопасного места даже в тылу. Никто не мог с уверенностью определить, чьи именно подразделения находятся у него на флангах. Никто не знал, где может ночью прорваться танковый батальон или где казацкая сотня, проскользнув под покровом снегопада, уничтожит целое подразделение. Подразделения не могли быть уверены, что на марше не вступят в бой с вражеской пехотой, что не будут отрезаны и не будут вынуждены с боем пробиваться к своим войскам. Линия фронта была везде. Под тяжелыми ударами, которыми Красная Армия осыпала войска Группы Армий Дон под командованием фон Манштейна в первые дни февраля 1943 г., Германский фронт начал разваливаться на части. Группы Армий Б и Дон получили приказ удерживать позиции и не допустить полного поражения немецких войск. Те корпуса и дивизии которые еще существовали как организованные подразделения получили задачу ликвидировать разрывы в линии фронта, особенно разрыв образовавшийся между Группой Армий Б и Группой Армий Дон, шириной более 200 км.

Чтобы удержать дрогнувший Восточный Фронт, Гитлер приказал перевести туда несколько отборных дивизий из Франции и Италии. Панцергренадерская дивизия «Лейбштандарт Адольф Гитлер» («ЛАГ») была одним из элитных подразделений, которым было приказано двигаться со всей возможной скоростью на соединение с Группой Армий Дон, а именно с Танковым Корпусом СС. По прибытии ЛАГ получил приказ двигаться на позиции юго-восточнее Харькова и занять оборону восточнее реки Донец, между г. Змиев и Котомля (Kotomlya). Ситуация на фронте на тот момент была оценена ТК СС следующим образом: «69 Сов Армия и 3-я Танковая Армия вышли на линию Верхний Оскол – Валуйки и во взаимодействии с 6-ой Армией наступают на Купянск … в то время как Армия Попова приближается к Славянску. 320-ая Дивизия ведет жестокие оборонительные бои в Ссватино (Ssvatino). Планы ОКХ использовать ТК СС для концентрированной контратаки были сорваны темпом Советского наступления…» Три обстоятельства из этой оценки важны для понимания событий описанных ниже. Во-первых, намерение использовать ТК СС для массированной контратаки. Этот факт определяет местонахождение корпуса. Второе - это скорость, с которой Красная Армия наступала в западном направлении с чем связано третье обстоятельство, а именно то, что упорно сражающаяся 320-ая Дивизия была отрезана от основных частей Группы Армий. Боевой группой из Панцергренадерской Дивизии ЛАГ была проведена операция по спасению этой дивизии, о чем и пойдет дальнейшее повествование.

Дивизия, которую боевой группе Пайпера, усиленному 3-му моторизованному батальону 2-го панцергренадерского полка Лейбштандарта предстояло спасти, располагалась на правом фланге ТК СС, но в течение первых дней февраля 1943 г. она была отрезана и окружена наступающими частями Красной Армии. Перегруппированная своим командиром, генералом Постелем, 320-ая дивизия, Берлинские Зеленые Сердца, названная так из-за свого дивизионного значка, достигла района Савинцы к 7-му февраля. Двумя днями позже Постель потребовал немедленной помощи для своего подразделения, но получил ответ, что корпус сможет провести спасательную операцию не ранее 12 февраля. Армейская оперативная сводка от 11 февраля гласит что «Неприятель силами до 4 армий пересек реку Донец и движется в юго-западном направлении (подходит к Харькову с юга). Другая группировка врага наступает на Харьков с севера». Параграф 5 данной оперативной сводки гласит что «… 320-ой Дивизии было приказано двигаться к г. Змиев через д. Лиман, где должна соединиться с частями ТК СС». Во второй половине дня (11 февраля) 320-ая дивизия достигла Григорьевки и была направлена к железнодорожной линии на Зидьки, откуда боевая группа Пайпера должна была вывести ее в расположение Германских войск.

За два часа до того как предполагалось установить контакт с 320-й, боевая группа Пайпера оставила Колхоз в Подолехе, где она располагалась. Запись в полковом журнале боевых действий утверждает, что транспорт Боевой группы начал движение в 04.30 и спустя 45 минут пересек реку Уды, вступив на территорию контролируемую врагом. Перед Пайпером была поставлена нелегкая задача. 320-ая дивизия была за линией фронта на территории врага и двигалась крайне медленно из-за огромного количества раненых, в т.ч. тяжело. В своем докладе после завершения операции Пайпер оценил их количество как превышающее 1500 человек. Необходимо отметить, что такое количество раненых настолько замедляло дневной марш, что 320-ая дивизия с каждым днем оказывалась все глубже за линией фронта, поскольку части Красной Армии продолжали быстрое наступление. Это делало спасательную операцию дольше и опаснее. Было известно, что большинство раненых перевозятся на телегах – основном транспорте 320-ой дивизии. Телеги перевозились одной или двумя лошадьми, уставшими и измученными холодом и недостатком пищи. Раненых необходимо было срочно доставить на германские позиции, где им должны были оказать срочную медицинскую помощь. С этой целью в состав БГ Пайпера были включены медики и большое количество транспорта для перевозки истощенных пехотинцев.

Линия фронта в секторе, который удерживал 1-ый батальон 2-го панцергренадерского полка, проходила по реке Уды, пересеченной длинным деревянным мостом. Деревня Красная Поляна, находившаяся на восточном берегу реки, была в руках русских. По последним данным разведки, полученным Пайпером, 3-я Сов. Армия и 6-ой Кавалерийский корпус пересекли реку Донец и вклинились на 40 км. вглубь германских позиций. Территория, лежавшая за деревней Красная Поляна, считалась занятой врагом, за исключением небольшого участка на севере Лимана, где располагалась 320-ая дивизия. Таким образом, Боевой группе Пайпера предстояло пересечь Уды и наступать в южном направлении через территории удерживаемые русскими войсками, пробиться через боевые порядки 3-ей Армии русских и достигнуть Змиева на западном берегу р. Донец. На восточном берегу располагалась дивизия Постеля, которой нужно было преодолеть расстояние в 15 км. чтобы установить контакт с Боевой группой.

Перед началом операции Пайпер скрытно разместил свои БТРы за домами вокруг деревянного моста через Уды и в час Н повел наступление через мост на деревню Красная Поляна. Полугусеничные транспортеры, ведя огонь из всех видов оружия, прорвались через деревню. Сопротивление было слабым и скоро колонна бронетехники вместе с медиками и грузовым транспортом начала двигаться на Змиев. Некоторые грузовики, опоздавшие к началу операции, попали под огонь советских войск, которые быстро оправились от неожиданной атаки боевой группы и снова вступили в бой. Шесть немецких грузовиков были уничтожены, но их водители были спасены солдатами, которых Пайпер оставил в деревне в качестве небольшого гарнизона. Боевая группа нанесла удар в южном направлении от Красной Поляны и, несмотря на то, что со всех сторон была окружена наступающими частями Красной Армии, было всего несколько столкновений с врагом, а те части Советских войск что попадались на пути были быстро атакованы и либо отступали, либо были рассеяны и уничтожены. В 6.00, всего через 85 минут после начала операции, БГ достигла Змиева, где Пайпер получил информацию из штаба ЛАГ, что 320-ая не продвинулась из района Лимана. В 8.00 задачи Пайпера были изменены. Вместо того чтобы оставаться на западном берегу реки Донец он должен был наступать на Лиман и там установить контакт с подразделением Постеля. Этот приказ Пайпер не мог выполнить. В середине февраля лед на реке стал тоньше и уже не мог выдержать вес тяжелого БТРа. Моста через реку Донец не было, а в составе группы не было саперного оборудования для его строительства. Ему пришлось остаться на западном берегу.

На этом берегу Пайпер мог только ждать подхода 320-ой. Первыми прибыли, по словам Пайпера, Постель и множество офицеров, которые потребовали объяснений, почему Боевая Группа не перешла реку, как ей было приказано. Ответ молодого командира, что лед слишком тонкий, отбрасывался как бессмыслица, пока САУ 320-ой, успешно спустившийся по крутому восточному берегу, не выехал на лед и не провалился под него. Затем в поле зрения появилась остальная часть 320-ой. Боеспособность сохранили лишь некоторые подразделения, остальные же находились на пределе своих возможностей. Следом за боеспособными частями шел поток раненых. Тяжело раненых везли на телегах и санях, привязанных к телегам веревками. Врачи, пришедшие с боевой группой, работали всю ночь, обрабатывая наиболее тяжелые раны и ампутируя конечности, пораженные гангреной. Часть Боевой группы заняла оборонительную позицию вокруг спасенных солдат 320-ой. Солдаты с нетерпением ждали рассвета, чтобы начать движение назад к германским позициям. Всех волновала одна и та же мысль. Боевая группа и 320-ая дивизия достигли Донца, встретив лишь слабое сопротивление русских. Повезет ли им также и на обратном пути?

Пехота и раненые 320-ой разместились на грузовиках. Впереди колонны и на флангах ее охраняли бронемашины боевой группы. Мост около Красной Поляны, через который боевая группа переправилась в начале операции, был сожжен русскими и от него остались лишь деревянные опоры, дымящиеся в холодном утреннем воздухе. Сама деревня была вновь в руках Красной Армии, лыжный батальон которой выбил оттуда гарнизон оставленный Пайпером. Батальон при поддержке БТРов начал атаку и вновь захватил деревню после ожесточенных боев за каждый дом. Затем к месту действия подошли саперы из ЛАГ, которые быстро соорудили временный мост – не очень прочный, но достаточный для того чтобы выдержать вес грузовика с ранеными. Пехота 320-ой дивизии пересекла реку по льду. В 16.00 13-го февраля санитарные машины и грузовики с ранеными солдатами были в безопасности на германских позициях. В 08.25 14-го февраля Постель подал сигнал, что его арьергард перешел реку. Боевая группа Пайпера выполнила свою задачу, но ему нужно было еще привести своих людей и технику в расположение дивизии. Он все еще был на другом берегу реки в Красной Поляне и не мог ни воспользоваться временным мостом, ни перейти реку по тонкому льду. Ему оставалось либо бросить тяжелую технику, либо пробиваться западнее, к Миргороду, где в руках немцев был мост, способный выдержать его машины. Боевая группа Пайпера соединилась со своей дивизией вскоре после полуночи 14-го, а в 07.00 15-го уже сражалась в другом секторе обороны Лейбштандарта. Операция БГ Пайпера была завершена и 320-ая дивизия была спасена, хотя Постель в своем докладе и утверждал, что его дивизия вышла из окружения без помощи извне. Это был горький постскриптум блестящей и умело выполненной операции.

Отрывок из книги Джеймса Лукаса "Battle Group",
переведённый и выложенный благодаря Владимиру.

Reibert Rambler's Top100 Поддержи сайт! | 2004-2011 redline